Что будет с криптовалютой в России

До 2018 года запрет на криптовалюты в России не действовал, поскольку не было не только закона, регулирующего хождение виртуальных денег на блокчейне, но и даже закрепленного и однозначно трактуемого термина «криптовалюта» в отношении коинов первого и второго поколений. Несколько последних лет тема запрета конкурировала с темой легализации биткоина и альткоинов в высказываниях официальных представителей различных ведомств, а также в отдельных управленческих рекомендациях. Чаша весов склонялась то в сторону значительного ограничения хождения криптовалют, то в сторону подконтрольной легализации монет, время от времени разгораясь и затихая.

Но с 2018 года закон о криптовалюте снова стал центральной темой обсуждения. По заявлению Игоря Дроздова (председателя правления фонда «Сколково») только до конца года планируется внесение на рассмотрение в Государственную Думу России порядка 27 тематических законопроектов. Такое же количество законопроектов предполагается разработать и рассмотреть в 2019 году. Чего же ждать от будущего законодательства и законно ли будет майнить криптовалюту в России после вступления положений в силу, рассмотрим в статье.

Отношение к криптовалютам до принятия законодательства: мнение эксперта

Криптовалюта в РоссииЗаконопроекты, о которых говорил Игорь Дроздов, стали результатом диалога между бизнесом и властью в области цифровой экономики. Новые законотворческие инициативы касаются тем идентификации пользователей, формирования правил оборота и хранения данных и также внедрения понятий «криптовалюта», «блокчейн» и др. в законодательство РФ.

До последнего времени в России единственным законом, где упоминались контекстуально перекликающиеся с криптокоинами так называемые «денежные суррогаты», был Федеральный Закон №86 Российской Федерации (глава VI, статья 27). Однако относить запрет на использование «денежных суррогатов» правильнее было к сфере наличного обращения денежных средств. Закон запрещал присвоение функций наличных денег, используемых в обороте в России, любому наличному средству платежа, кроме рубля.

В правоприменительной практике так это и трактовалось. Примером может служить гражданское дело о признании незаконным использования «колионов» – денежных суррогатов, которые были выпущены неким гражданином Михаилом Шляпниковым (суд рассматривал иск Егорьевской городской прокуратуры). Когда же, получив запрет на выпуск наличных «колионов», Михаил Шляпников выпустил их безналичный аналог на блокчейне Emercoin, у прокуратуры вопросов не возникло.

По мнению юриста и эксперта в сфере блокчен-технологий Виктора Агеева, до принятия закона о криптовалюте в России их следовало считать объектом гражданских прав в большом неисключительном списке, в котором перечислены даже нематериальные блага. Тот факт, что конкретно криптовалюта не упоминаются в тексте документа, не делает её запрещенной. Наоборот – отсутствие упоминания означает, что законодатель не смог или не счел нужным запрещать или регулировать специальными нормами хождение коинов. Этой же логикой объясняется законность майнинга в России.

Природа передачи или получения криптомонет аналогична получению доменного имени, поскольку и то, и другое являются, по сути, внесением записей в распределённый реестр данных. Устоявшаяся практика использования законодательства России в отношении доменного имени может быть применена и в отношении криптовалют.

Позиция Центробанка России 2014-2017 годов выражена в двух основных информационных сообщениях:

  • «Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют"» (январь 2014);
  • «Об использовании частных "виртуальных валют"» (сентябрь 2017).

Как обналичить биткоин

В этих документах действительно высказано опасение, связанное с потенциальными финансовыми рисками при использовании криптомонет, которые могут использоваться в незаконном товарообороте. Но поскольку документы изданы пресс-службой в качестве рекомендаций или сообщений без подписи и регистрации, нормативными и, значит, юридически обязательными к исполнению, они считаться не могут. В любом случае, в текстах не содержится прямых утверждений о том, что криптовалюта в России запрещена или о том, что банки не должны обслуживать операции с ней.

Более того – в письме Минфина (октябрь 2016), которое можно считать официальным документом, прямо указано, что законодательство России не содержит запрета на операции с использованием криптовалюты, проводимые российскими гражданами и организациями.

Согласно положениям ФЗ России № 173 о валютном регулировании и контроле, криптомонеты нельзя считать и иностранной валютой (как это, например, предложили еще в 2013 году сделать в Швейцарии) и, следовательно, на коины не распространяются ограничения, предусмотренные для иностранных валют.

В бухгалтерском учете криптовалюты не подпадают под определение «нематериального актива», которое включает целый перечень ценных бумаг, вкладов, займов и прочего. Слово «прочее» присутствует в определении и потенциально может касаться криптовалют, тем более что токены в некоторых случаях можно рассматривать как ценные бумаги (в отличие от классических коинов). Исходя из этого, эксперт для криптовалют предлагает в бухучете завести специальный субсчет на 58:

  • покупка коинов за валюту: кредит 52 «Валютные счета» и дебет 58 «Финансовые вложения»;
  • продажа коинов за рубли: дебет 51 «Расчетные счета» и кредит 58;
  • продажа коинов за наличные рубли: дебет 50 «Касса» и кредит 58 и т.д.

Объем резервов

Несмотря на отсутствие запрета на сами коины и на их майнинг, на протяжении последних лет негативное отношение к виртуальным деньгам на блокчейне выражали многие официальные и неофициальные лица. Главным образом, это было связано с использованием децентрализованных коинов для проведения незаконных операций. Репутационно больше всех пострадал биткойн как первая и самая известная монета, хотя фактически для этих целей чаще применяются криптосети, которые гораздо лучше скрывают отправителей и получателей транзакций.

Но поскольку, в критических оценках криптокоинов, биткойн, как правило, до сих пор так и остаётся «главным врагом», эксперт предлагает до окончательной легализации криптовалюты в России проводить операции в эфириуме. Этот альткоин не только не утратил репутацию, но сумел стать альтернативой «плохому» биткойну, снискав одобрения руководства России и ряда других стран, использующих блокчейн сети в государственных проектах.

Последние шаги по регулированию статуса коинов

Согласно поручению Президента РФ, адресованному Правительству России и Центробанку, до 1 июля 2018 года необходимо подготовить поправки в законодательство, которые предусмотрят определение понятий «криптовалюта», «токен», «ICO», «смарт-контракт». В этих поправках должен быть учтен статус рубля как единственного законного средства платежа в России. В ходе подготовки проводились многочисленные межведомственные согласования и экспертизы. А Государственная Дума еще в сентябре 2017 года объявила конкурс на проведение блокчейн-исследований и формирование экспертной оценки крипторынка с учетом возможных рисков. Тем не менее, принятие законопроектных инициатив в этой сфере с начала года проходило сложно и противоречиво.

Заявление представителя Минфина

О том, что власти скоро запретят майнинг в России, активно заговорили после заявления заместителя министра финансов Алексея Моисеева в конце 2017 года. Тогда прозвучала информация о возможности введения административных штрафов при добыче коинов, что сразу сделало законность майнинга предметом обсуждения. Кроме того, замминистра упомянул о возможности применения уголовных санкций к авторам цифровой валюты, созданной с целью проведения расчётов.

Законопроект о регулировании криптовалют

Несмотря на то, что на момент заявления майнинг относился к законно проводимым операциям, криптосообщество болезненно отреагировало на информацию, решив, что происходит попытка запретить майнинг. Тем более, что новую разрабатываемую сейчас российскую криптовалюту – CryptoRuble – добывать будет нельзя. Однако пока закон о коинах и майнинге в России еще не принят, на практике продолжает действовать правило: «что не запрещено, то разрешено».

Законопроект Минфина России

В январе уже 2018 года Минфин опубликовал законопроект, в котором легализация криптовалют предполагалась путем введения мероприятий по регулированию выпуска цифровых активов, их хранению и обращению, а также по регламентации прав и обязанностей сторон в формировании смарт-контрактов.

В этом законопроекте криптографическая валюта рассматривается в качестве вида цифрового финансового актива, а под цифровым активом понимают имущество, представленное в электронной форме, которое создаётся с помощью криптографических (шифровальных) средств. Отдельно следует остановиться на следующих положениях документа:

  1. Майнинг, в случае принятия законопроекта, начнёт рассматриваться в качестве предпринимательской деятельности.
  2. Права и обязанности участников смарт-контрактов будут аналогичны правам и обязанностям сторон обычного соглашения, заключенного в электронном виде.
  3. Операторами обмена цифровых активов смогут становиться только юридические лица, и только они вправе совершать сделки, связанные с хождением цифрового финактива.
  4. Идентификация владельца кошелька станет обязательным условием при его регистрации оператором обмена, а валидация будет считаться «юридически значимым действием».
  5. Токеном предлагается называть цифровой финактив, выпускаемый с целью привлечения финансирования юрлицом или индивидуальным предпринимателем. Приобретение токенов лицом, которое не является квалифицированным инвестором, будет ограничено суммой в 50 тыс. рублей в рамках одного выпуска.

Этот законопроект был воспринят криптосообществом неоднозначно и приобрел репутацию «скандального».

Мартовский законопроект

Очередная законодательная инициатива, авторство которой принадлежит председателю Госдумы Вячеславу Володину и председателю комитета по госстроительству Павлу Крашенинникову, вводит понятия «цифровые деньги» и «цифровое право» в гражданский кодекс. Сделано это с целью защиты прав инвестора и предотвращения выведения средств в криптосети в случае банкротства.

В тексте законопроекта предусматривается судебная защита владельцев активов. Применение правового языка в отношении криптовалют сможет дать в будущем законе основание для введения соответствующей системы налогообложения.

Цифровым правом в документе предлагается называть подтверждены совокупностью электронных данных права на объекты гражданского права (подтверждением в данном случае служит цифровой код или обозначение в информационной системе). Носителем права становится то лицо, которое обладает уникальным доступом к символам или коду.

И хотя цифровые деньги не будут считаться обязательными к приёму как средство платежа, их в определенных оговоренных случаях всё-таки можно будет использовать в качестве платёжного средства.

В мае 2018 года Дмитрий Медведев на юридическом форму в Петербурге сообщил что в рамках борьбы за легализацию доходов и построения системы налогообложения цифровой среды в гражданском законодательстве России будут заложены базовые положения в отношении «цифровых денег» и «цифровых прав», которые смогут заменить менее юридически строгие понятия «криптовалюты» и «токенов».

Почти одновременно с этим Александр Коновалов, исполняющий в тот момент обязанности министра юстиции России, озвучил позицию, согласно которой криптографическая валюта не может иметь статуса «безналичных электронных денег», но её можно считать «иным имуществом», а в случае развития криптоиндустриии понадобится дополнительное регулирование.

На текущий момент в СМИ появилась информация, что все межведомственные разногласия урегулированы, и ничто не мешает собрать наработки последних месяцев в единый документ.

Объединяющий законопроект по криптовалютам

В середине мая 2018 года в Центре компетенций, занимающимся нормативным регулированием цифровой экономики, было проведено заседание, в центре обсуждения которого были вопросы проекта Федерального Закона, касающегося оборота цифровых прав. Группа «Цифровая экономика» во главе с Элиной Сидоренко собрала в одно целое всё, что было наработано по вопросам криптовалют, токенов и ICO.

В документе проговариваются права на цифровую финсобственность, а эмиссия, отчуждение и приобретение финансовых прав разрешаются и юридическим, и физическим лицам, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Это распространяется и на граждан иностранных государств. Требования к приобретателям финансовых цифровых прав и эмитентам может устанавливать Банк России.

Во второй половине мая депутаты Госдумы РФ в первом чтении приняли проекты законов о цифровых правах, цифровых финансовых активах и привлечении инвестиционных средств с использованием платформ. Этот комплект затрагивает вопросы криптокоинов, ICO, краудфандинга, и, частично, – промышленного майнинга.

В правовую среду вводятся и закрепляются все основные понятия криптовалютной индустрии. Как и ожидалось, цифровые активы рассматриваются как имущество, не являясь законным средством платежа. Мартин Шаккум (председатель Экспертного совета при Госдуме по законодательному обеспечению финансовых технологий) предложил также дополнить закон положениями о создании криптовалютных бирж для обмена коинов на фиатные деньги.

Майнеры в этом рассмотрении, по мнению Анатолия Аксакова (председателя комитета по финрынку) должны быть включены в реестры ФНС для уплаты налогов. При этом предполагается разделение коммерческого майнинга на крупный бизнес и на малый с возможностью для последнего временного (на 2-3 года) установления моратория на налогообложение и/или введения упрощенной системы налогообложения.

Таким образом, точку в вопросе, будет ли запрещена или легализована криптовалюта в России, поставит закон, который появится уже в середине 2018 года.

ТЕСТ: Как хорошо вы разбираетесь в криптовалюте?

Что такое криптовалюта:

Отзывы, комментарии и обсуждения