Основные отличия Эфириум от Эфириум Классик

Когда в 2015 году в результате форка на 1920001 блоке от единой до того момента криптосети отделилась новая сеть Ethereum, никто не предполагал, что идеологический конфликт затянется на годы. Разделился не только блокчейн. Разделились команды, подходы, взгляды на направления развития и биржевая судьба монет. Отделившаяся криптосистема стала стремительно развивать свою экосистему, что сопровождалось и быстрым ростом стоимости её криптовалюты – ETH. «Материнская» криптосистема отстала, но сохранила верность сообщества, которое до сих пор рассчитывает на реванш. Чем Эфириум отличается от Эфириум Классик, мы подробнее разберемся в статье.

История разделения сетей

Общая для Эфириум и Эфириум Классик криптосеть была запущена в июле 2015 года как блокчейн-платформа, предназначенная для разработки DApps – децентрализованных приложений различной сложности, функционирующих путем реализации механизма умных контрактов. Такие смарт-контракты заключались между участниками сети, а умными они назывались, потому что контроль за соблюдением условий контракта происходил автоматически. Правила сразу прописывались в программном коде, и алгоритм выполнения зависел от поведения сторон.

Благодаря этому на базе блокчейна сети разворачивались многие приложения, но ключевым для истории разделения было развертывание в системе прасети децентрализованного фонда венчурного капитала – Decentralized Autonomous Organization, который сокращенно назывался DAO.

Проект DAO меньше чем за месяц привлёк в долларовом эквиваленте порядка $150 млн. Он был задуман разработчиками как инвестиционный фонд, ресурсами для которого служили токены, приобретённые за эфир. Целью проекта был сбор средств на финансирование разработки новых приложений. Сначала новое начинание одобрялось кураторами прасети Ethereum, затем держатели токенов DAO устраивали голосование, и, если проект нового приложения набирал более 20% голосов, из фонда осуществлялось его финансирование.

Вся процедура была прозрачна и справедлива. Фонд представлялся влиятельным и перспективным, что привлекало в него участников системы. Если новое приложение проходило 20-процентный барьер, но какой-то конкретный держатель токенов DAO был против его финансирования, он мог выйти из соглашения, воспользовавшись функцией разделения финансов (сплитом). Механизм сплита позволял забрать свои вложенные средства, вернув эфир, а на них, например, открыть собственный аналог DAO в одиночку или объединив усилия с другими держателями токенов. При этом тот же механизм сплита не позволял тратить выведенные эфиры в течение 28 суток.

Такая процедура содержала одну «легализованную» молчаливым согласием разработчиков лазейку, которой хакеры и воспользовались в июне 2016 года. В регламентированном виде предполагалось, что после поданного на выход из DAO запроса система отправит пользователю вложенные эфиры, а токены DAO вернуться на баланс фонда вместе регистрацией транзакции в блокчейне. Фактически же была реализована иная последовательность:

  • хакеры подали запрос на выход, внеся в него рекурсивную функцию;
  • система вернула пользователю эфиры за токены;
  • но до регистрации транзакции обмен перезапустился новым циклом, и за те же токены инициатор транзакции получил эфиры ещё раз, а затем ещё и ещё раз.

Так продолжалось до тех пор, пока почти треть эфиров сети не перешла на счёт хакерской дочерней DAO, где они и легли на 28-дневное хранение. Однако поскольку «лазейка» оказалась в системе обмена активов внутри приложения, а не в Ethereum, один из основателей криптосети, Гэвин Вуд, выразил характерную для последователей этого взгляда мысль о том, что обвинять в произошедшем взломе Ethereum – всё равно, что обвинять интернет в падении сайтов.

В качестве реакции на произошедшее было предложено 3 потенциальных решения:

  1. Оставить всё, как есть, поскольку это соответствует идее незыблемости кода, заложенной в основу философии прасети.
  2. Провести софтфорк – «мягкое» обратимое программное изменение, после которого пользователи сами решали бы, принимать его или нет. Поскольку задачей этого обновления было «замораживание» украденных средств, большинство участников склонялись к этому варианту, пока не обнаружилось, что вносимые изменения могут повлечь за собой DDoS-атаки.
  3. Провести хардфорк – необратимое обновление, после которого цепочки блокчейна разделяются, и каждая начинает жить своей жизнью, что, в итоге, и произошло.

Изначально говорили о том, чтобы «откатить» систему к моменту «до начала» проведения хакерских транзакций, после чего планировалось перезапустить запись блокчейна, а выведенные средства с помощью смарт-контракта вернуть владельцам. Однако на этом решении сообщество прасети раскололось и часть участников отказалось вносить в код какие-либо изменения. Эта часть сообщества стала ядром Эфириум Классик с монетой ETC, а сторонники хардфорка запустили новую ветку цепи, ставшую второй по известности и, возможно, первой по значимости криптовалютой Эфириумом – ETH. С тех пор противостояние Ethereum vs Ethereum Classic уже не прекращается.

Считается, что в основе противостояния, со стороны сторонников ETC, лежит идеологическая доктрина неизменности кода в угоду человеческим прихотям, и противопоставление незыблемости «закона кода» коррупционным составляющим, которые привносит в любую систему человек. Свои взгляды приверженцы этой идеологии выразили в целом программном документе – в Декларации независимости Ethereum Classic.

С другой стороны, у последователей нового Ethereum тоже оказалась достаточно сильная идеологическая позиция: стремление восстановить финансовую справедливость в отношении пострадавших от хакерской атаки членов сообщества, а также, спровоцированное этим, стремление к развитию и поиску новых форм. В итоге большинство авторитетов, включая разработчиков сети, создали новую сеть, которая в борьбе за звание самой перспективной криптовалюты стала активно теснить биткоин.

Сохранившиеся сходства между криптосетями

Несмотря на идейные разногласия, обе криптосети сохранили ряд общих черт, которые продолжают их роднить:

  1. Как и Эфириум, Эфириум Классик является блокчейн-криптоплатформой, предоставляющей возможность разработки децентрализованных приложений (DApps) на основе смарт-контрактов, представленных с открытым и доступным исходным кодом.
  2. Обе системы функционируют благодаря многочисленным, связанным между собой компьютерам (узлам), которые работают как единая машина и называются виртуальной машиной Ethereum, или сокращённо EVM.
  3. В обоих случаях, в сетях действует своя криптовалюта (ETC и ETH), которая может передаваться от одного участника криптосистемы другому, использоваться в качестве вознаграждения за вычисления, торговаться на сторонних сервисах (например, на биржах), и оплачивать создание собственных токенов, запущенных на блокчейне сети. Так что на этом уровне различие ETH и ETC внутри сети тоже минимальны.
  4. В обеих систем действует одинаковая терминология. Так, например, для обозначения количества ресурса, необходимого на каждую операцию, используется слово «gas», которое в Рунете сохранило своё звучание.

Частично сходство продиктовано общим стартом и заданными в тот период тенденциями. Частично – успешным передовым опытом разработчиков и маркетологов Ethereum (ETH), в результате чего авторы Ethereum Classic (ETC), выбирая наиболее эффективные и естественные решения, невольно идут по пути «дочерней» сети. Но даже при исходном сходстве, различия начинают проявляться очень быстро.

Различия между системами

Формальное сходство некоторых параметров обеих систем ещё не означает функционально сходства. Различный подход к исходным возможностям «на выходе» даёт разницу как в технических параметрах, так в социально-экономической реализации потенциала платформ. Поэтому, чтобы определить, чем отличаются системы друг от друга, рассмотрим технические и социальные факторы отдельно.

Разница криптовалют

Технические отличия

На базе обоих сетевых смарт-контрактов пользователи могут выпускать свои токены и управлять собственными блокчейовыми проектами. Однако токены стандарта ERC 20 (платформа Эфириум) пользуются такой популярностью, что, по примерным оценкам экспертов, порядка 30% всех блокчейновых стартапов выбирают смарт-контракт ERC 20. «Материнская» же система такой популярностью не пользуется.

Трансформация механизма консенсуса тоже идёт по-разному. Если в Эфириуме считают необходимым постепенный отказ от PoW – через гибридный вариант PoS+PoW – с полным переходом в будущем на механизм консенсуса PoS, то в Эфириум Классик озвучивается намерение продолжать использовать PoW (как минимум до 2020 года).

Кроме того, весной 2018 года Кори Бёрнс (программист Ethereum Classic) опубликовал заявку, известную как ECIP-1043. В ней содержалось предложение изменить алгоритм работы, а это, в случае одобрения заявки, откроет возможность майнинга монеты с помощью ASIC-устройств. При этом непонятно, как инициатива разработчиков ETC согласуется с базовым постулатом, согласно которому «код есть неизменный закон». И хотя ещё не факт, что в борьбе «ASIC против асик-устойчивых криптосетей» победят вторые, но и идти на сознательное облегчение создания специализированного майнингового оборудования в Эфириуме не хотят, создавая так называемое «цифровое сопротивление» – «фронт», к которому присоединяются ZCash, Monero и некоторые другие криптовалюты.

Существенный технический параметр, по которому ETC опережает ETH, – это скорость генерации блока: 25 секунд в Эфире и 14 секунд в классической версии (с перспективой ускорения). Но с внедрением новых релизов протокола этот период создания блока в Эфире тоже должен быть уменьшен.

Социальные отличия

В части взаимодействия с различными государственными и бизнес-структурами Ethereum обошёл не только Ethereum Classic, но и все остальные криптовалюты, включая биткоин. Сейчас с сетью Ethereum возникает ситуация, когда репутация платформы и ключевых фигур в составе разработчиков делает её привлекательной и востребованной в реализации массы государственных проектов по всему миру, а возможность практического внедрения технологий, в свою очередь, работает на репутацию.

В отличие от многих других монет (в том числе – биткоина), Эфир почти освободился от дурной славы криптовалюты, созданной для ведения преступной деятельности. Сегодня его экосистема, на которой функционируют множество других проектов, представляет собой целую империю, из частей которой складывается общая стоимость всей системы. Эфириум Классик такими масштабами внедрения в реальные экономические проекты пока похвастаться не может. Для сравнения можно привести перечень наиболее известных примеров использования обеих криптовалют и список упоминаний о них в СМИ.

Ethereum (ETH):

  1. В 2017 году на базе платформы было развернуто 1090 DApp (децентрализованных приложений) и запущено более 700 токенов.
  2. По рейтингу криптовалют и блокчейнов, опубликованному китайским правительством, первое место занимает Эфириум, опережая биткойн на 12 позиций. Эфириум Классик в этом списке стал 16-ым.
  3. Блокчейн криптосети Эфира планирует использовать предприятие Ondiflo (объединение компаний Amalto SA и ConsenSys) для автоматизации процесса выдачи квитанций на газовые и нефтяные продукты, что может принципиально изменить ситуацию в энергетической промышленности.
  4. Технология смарт-контрактов, реализованная в Эфириуме, будет использована NASA в исследовательских проектах, связанных с автоматическим маневренным движением космических аппаратов при уклонении от орбитального мусора, и при создании вычислительной инфраструктуры в деле освоения глубокого космоса.
  5. Энергетические предприятия Чили начнут использовать блокчейн криптосети для создания статистической базы.

Для сравнения: за тот же рассматриваемый период большинство новостей, связанных с Ethereum Classic, касались выведения монеты на торги в листинг очередной биржи. О внедрении в социально-экономические структуры сообщений практически не поступало. Зато появилась информация о расчетах, приведенных одним исследователем из бразильского Университета Сан-Паулу, который утверждал, что инвестирование всего $55-85 млн. в хакерскую атаку на Ethereum Classic, может принести атакующим 1 млрд. долларов, и, скорее всего, повлечет банкротство криптосети. Правда, ETC в исследовании был взят в качестве иллюстративного примера, а в целом речь шла об уязвимости всех сетей, работающих на PoW.

Такая новостная подборка только за начало 2018 года демонстрирует разницу между криптосистемами в направлении адаптации технологий в реальном секторе экономики. На более продолжительном отрезке времени разница ещё ощутимее. Подобное положение дел неизбежно отразилось на рыночной стоимости и судьбе сетевых валют.

Сравнение монет

Как и в рейтинге китайского правительства, в сводном рейтинге криптовалют от Coingecko криптосети тоже разделяет более 10 позиций. Поскольку рейтинг оценивает положение монет по целому ряду ключевых критериев, нагляднее продемонстрировать список отличий Ethereum Classic от собственно Ethereum легче в таблице.

Характеристики на июнь 2018 года Ethereum Classic Ethereum
Рыночная капитализация, $ 1,6 млрд. Более 46,2 млрд.
Среднесуточный объем торгов, $ 200-300 млн. 1-3 млрд.
Диапазон колебаний курса, $ 15-17,5 450-600
Максимальная стоимость на пике, $ 44 1410
Активность разработчиков, % 80 93
Активность сообщества, % 49 70

У обеих монет волатильность высокая, но это свойство всех криптовалютных активов. При этом в криптосообществе постоянно ведется обсуждение возможности неоднократных попыток обвалить ETC, в чём обвиняют крупных игроков крипторынка, поддерживающих ETH. На форумах нередко утверждается, что сторонники ETH являются одновременно и держателями порядка 10% всех монет ETC, что позволяет им влиять на рынок и частично контролировать цену ETC. На тех же форумах говорят о возможности завладения 3 млн. ETC хакерами, которые накануне разделения взломали DAO. Всё это делает перспективы классической версии монеты менее радужными, чем перспективы знаменитого Эфира.

ТЕСТ: Как хорошо вы разбираетесь в криптовалюте?

Что такое криптовалюта:

Отзывы, комментарии и обсуждения