Логотип сайта FinSvin.com

Турецкая лира - дно еще не пройдено?

Турецкая лира находится на американских горках с тех пор, как Центральный банк Республики начал снижать процентные ставки. Ослабление привело к росту потребительских цен, удорожанию импорта, топлива и предметов повседневного обихода.

Краткое описание ситуации с обесцениванием

Причина обесценивания турецкой лиры – неортодоксальная экономическая политика удержания процентных ставок на низком уровне для стимулирования экономического роста и экспортного потенциала Турции с помощью конкурентоспособной валюты. По мнению многих экономистов, если инфляция растет, ее можно контролировать, повышая процентные ставки. Но президент Турции, Реджеп Тайип Эрдоган, считает процентные ставки «злом, которое делает богатых ещё богаче, а бедных – беднее».

В последние годы произошли два важных изменения в системе управления, которые имели последствия для страны. Во-первых, переход к нынешнему исполнительному президентскому режиму в 2018 году официально закрепил за президентом главенствующую роль во всех сферах политики.

Во-вторых, Центральный банк Турецкой Республики с приходом к власти Партии справедливости и развития Эрдогана, лишился независимости, предоставленной в рамках ряда экономических реформ в начале 2000-х годов. Менее чем за три года в центральном банке сменилось четыре управляющих, причем четкая схема увольнений последовала сразу после повышения процентных ставок. Последним назначенным руководителем стал Шахап Кавджиоглу в марте 2021 года. С того времени процентные ставки не повышались. С сентября 2021 года ставки снижены на 400 базисных пунктов.

  • 18 ноября ЦБТР снизил ставку на 100 базисных пунктов до 15% и дал понять, что ставки будут снижены до конца года. Лира упала до нового рекордно низкого уровня, торгуясь на отметке 10,7738 по отношению к доллару.
  • 22 ноября выступая после заседания кабинета министров, Эрдоган заявил, что политика процентных ставок не снизит инфляцию, и пообещал, что страна добьется успеха в «экономической войне за независимость». После речи Эрдогана лира начала свободное падение, рухнув до уровня 13,44 за доллар, прежде чем восстановиться до 12,75. Многие международные компании, работающие в Турции, приостановили продажи в лирах.
  • 16-17 декабря под давлением Эрдогана ЦБТР снова снизил процентную ставку на 100 базисных пунктов, в результате чего лира упала на 5,6% до 15,689.
  • 18 декабря индекс Borsa Istanbul 100 упал в общей сложности на 8% в течение торгового дня. Лира упала почти на 7%, коснувшись отметки 17 за доллар.
  • 20 декабря национальная валюта достигла исторического минимума, 18,36 по отношению к доллару США. Эрдоган, ссылаясь на исламскую доктрину ростовщичества (которая запрещает кредитование по высоким процентным ставкам), настаивал на том, что банк не перестанет снижать процентные ставки, что спровоцировало очередную распродажу валюты.

В 2021 году турецкая лира потеряла почти 60% своей стоимости по отношению к американской валюте. Годовая инфляция превысила 21%.

Что предприняли власти Турции для стабилизации ситуации

Прося турок «потерпеть», президент Эрдоган настаивает на том, что слабая национальная валюта и низкие процентные ставки повысят турецкий экспорт, создадут рабочие места, подстегнут экономический рост и сдержат инфляцию. Экономисты говорят, что он упускает из виду то, что такая политика, особенно в разгар кризиса, неизбежно связана с резким ростом цен на основные импортные товары, отпугнет иностранных инвесторов, опустошит турецкие банки и приведет к обнищанию населения, стимулируя инфляцию.

Президент, напротив, считает, что повышение процентных ставок приведет к росту инфляции, а не к ее снижению, и придерживается этой точки зрения на протяжении почти 20 лет своего пребывания на посту премьер-министра (2003–2014 годы) и президента (с 2014 года по настоящее время).

20 декабря 2021 года Эрдоган объявил о мерах по обеспечению сбережений в лирах. Правительство возместит убытки по депозитам в лирах, если их стоимость по отношению к твердой валюте превысит процентные ставки, установленные банками. Рынок отреагировал моментально, 21 декабря турецкая лира выросла и восстановилась до максимума 11,09, затем торгуясь на уровне 13,01.

Но критики считают, что эта мера нежизнеспособна, поскольку обременяет государственный бюджет и делает его уязвимым к колебаниям валютных курсов. Это может вызвать еще большую инфляцию.

Али Бабаджан, бывший министр иностранных дел, а ныне лидер оппозиционной партии,  назвал эту меру «скрытым повышением процентной ставки».

Что происходит сейчас

В заявлении Министерства казначейства и финансов Турции говорится, что обменные курсы для начала и окончания депозита будут сравниваться, и для расчета потенциальных убытков учитываться более высокое значение. Любой банк может присоединиться к этой системе.

Эрдоган также пообещал экспортерам, что они получат форвардные курсы валют от Центрального банка, чтобы снизить риски волатильности. Также он увеличил взнос правительства в частные пенсии с 25% до 30%.

Эти меры не решат фундаментальных проблем, которые в первую очередь привели к высокой инфляции и обесцениванию валюты. Держатели депозитов, имеющие доступ к кредитам по ставкам, аналогичным национальной процентной ставке, смогут брать кредиты для покупки реальных активов или иностранной валюты, учитывая текущий и ожидаемый уровень инфляции (вместо того, чтобы держать больше турецких лир, как планирует правительство).

Какие возможны варианты развития событий

Поскольку выборы запланированы на 2023 год, Эрдоган пообещал продолжать добиваться снижения стоимости заимствований. Пока что он не проявляет никаких признаков изменения своего «нетрадиционного» мышления в отношении процентных ставок или какой-либо большей терпимости к главам центральных банков, которые не согласны с его взглядами.

Существует три политических инструмента, доступные политикам перед лицом валютных потрясений, которые нацелены на снижение давления на национальную валюту:

  1. Повышение процентных ставок делает национальную валюту более привлекательной для инвесторов, учитывая то, что они могут на ней заработать.
  2. Продажа валютных резервов означает покупку большого количества национальной валюты, поэтому ее стоимость укрепляется дополнительным спросом.
  3. Контроль за движением капитала замедляет объем торговли между национальной и иностранной валютой, а это означает, меньше людей продают национальную валюту.

Помимо того, что режим в Турции отвергает повышение процентных ставок, он не может продать золотовалютные резервы, поскольку их, по сути, нет. Остается контроль за движением капитала, что было бы крайней мерой в современном мире и означало, что Турция выходит из международной финансовой системы. Более того, это сложно и дорого обеспечивать даже в странах со стабильными институтами.

Возможно, Центральный банк Турецкой Республики изменит политику. Однако как бы ни было необходимо Турции повысить процентные ставки, это мало поможет в решении таких вопросов как серьёзные дисбалансы в экономике, накопившиеся за длительный период. Турции необходима тщательно разработанная и инклюзивная программа стабилизации с участием широких слоев общества, в основе которой независимость ЦБТР. Но вряд ли это произойдет при нынешнем президентском режиме.

В случае если Турции удастся плавно избавиться от правления Эрдогана, и как только рынок в этом убедиться, то турецкие активы во главе с лирой могут пережить резкий разворот. Но тогда Турция попадет в ловушку «горячих денег», как и все «полуколонии». Фактическое выздоровление, которое можно охарактеризовать как возращение к регулированиям 2015 года, потребует не менее пяти лет исцеления. Любому правительству в постэрдогановский период, демократическому или недемократическому, придется политически и экономически уступить программе Международного валютного фонда (МВФ).

Турция по-прежнему имеет доступ к заимствованиям на мировых рынках, хотя каждый случай заимствования по необходимой высокой цене приближает страну к конечной цели – к программе МВФ.

Можно ли заработать на отскоке и росте лиры

В большинстве случаев к девальвации следует относиться как к возможности покупки акций. Опасаясь худшего, инвесторы впадают в панику и продают акции по любой цене. В результате акции падают до иррационально низкого уровня.

С другой стороны, если местные компании брали большие кредиты в иностранной валюте, долговое бремя государства может привести их к банкротству. Более того, правительство должно восстановить веру в национальную валюту, чтобы побудить иностранных инвесторов снова начать инвестировать в страну. Обычно это означает следование рекомендациям Международного валютного фонда, которые повышают конкуренцию и делают экономику открытой.

Плюсы для россиян и возможности для дешевого отдыха

Слабая национальная валюта делает экспорт страны более конкурентоспособным на мировых рынках. Если говорить о продуктах с низкой добавленной стоимостью, то они могут подешеветь.

Сама Турция может стать отличным местом для шоппинга, поскольку потребительские товары, оцененные в лирах, достаточно дешевые при конвертации в другую валюту.

Однако этот спад никак не отразится на туристическом секторе. Турция формирует цены на услуги для иностранных туристов в базовой валюте. Тарифы на туры и отели рассчитаны в евро или долларах США, а, следовательно, колебания обменного курса не оказывают никакого влияния.

Отзывы и обсуждения

Новое в блоге

Автор статьи

Михаил Свечнаков

Михаил Свечнаков

Наш обозреватель